Недвижимость как вложение для коллекционера

Недвижимость как вложение для коллекционера

Коммерческий директор проекта Дом Наркомфина Елена Пальчунова рассказала о том, кто и почему покупает элитную недвижимость.

Элитная недвижимость является крайне специфичным явлением не только и не столько по причине своей стоимости. Куда интереснее, что именно сподвигает приобретать те или иные премиальные объекты «при прочих равных», когда все рациональные качества одинаково высоки. Зачастую в таких случаях на первые роли выходит историческая и культурная значимость объекта, а сама недвижимость приобретает практически коллекционную ценность.

Исторические здания – это естественным образом ограниченное, а значит эксклюзивное предложение. Соответственно, «первички» здесь быть не может… или может? Давайте взглянем на предложение в исторических зданиях Москвы.

Квартиры в исторических домах «с именем», фактически ставших брендом, не теряют актуальности даже в кризисные времена. Особенно это касается памятников советской архитектуры, например, знаменитых «сталинских высоток» и, авангардных проектов 1920/30-х годов, таких как «Дом на набережной». Цены на жилье в них сопоставимы с новостройками класса делюкс в пределах садового кольца – в среднем, порядка 0.5 млн рублей за квадратный метр, а в некоторых случаях и втрое дороже.

Стабильность вложения в такие лоты привлекает инвесторов. Однако, те, кто покупает квартиру для себя, должны понимать, что в комплекте идет и накопившийся культурный бэкграунд. Никто не гарантирует благополучного соседства. Кто-то получил квартиры в таких домах еще в советское время, затем приватизировал, или же получил в наследство, и не всегда собственниками квартир в исторических зданиях оказываются приятными соседями. Впрочем, принцип налогообложения по кадастровой стоимости ОКС, введенный несколько лет назад, значительно сократил число таких жильцов – им выгоднее оказалось продать или сдавать дорогие квартиры.

Было бы странно, если бы в Москве не нашлось предложений для тех, кто ищет одновременно историческую значимость и ощущение по-настоящему нового жилья, современные коммуникации и оснащение, в том числе климат-контроль и систему «умный дом» и прочие атрибуты действительно премиальной недвижимости.

Например, в Москве хорошо научились превращать дореволюционные здания в комплексы элитных апартаментов. Однако далеко не все из них обладают действительно примечательной историей и каким-либо весомым культурным значением. Полная реставрация или реконструкция старых фабрик, складов и доходных домов забирает на себя часть спроса. Но, во-первых, речь чаще всего идет не о квартирах, а об апартаментах, то есть, о нежилой недвижимости. Во-вторых, той самой коллекционной «добавленной стоимостью» такой объект обладать не будет.

Полностью обновленных и заново целиком выведенных на первичный рынок исторических зданий практически нет. В Москве, по сути, таковым является только Дом Наркомфина. Значимость и коллекционную ценность этого памятника архитектуры трудно преувеличить. Дом создан легендарным архитектором Моисеем Гинзбургом как манифест конструктивизма. Здесь представлены не только удивительные небольшие многоуровневые квартиры, но и первый в Москве пентхаус, принадлежавший видному государственному и политическому деятелю Николаю Милютину. Другой коллекционный лот - небольшая двухуровневая квартира, в которой в середине прошлого века жил знаменитый художник и график Александр Дейнека, была продана буквально в первый месяц продаж.

Такие объекты находят покупателя и сейчас по очень простой причине: станет ли, к примеру, дом «Коперник» легендой, не знает никто, а «Дом на Набережной», «Дом Наркомфина» и «сталинские высотки» - это настоящие символы столицы, без которой немыслим ее облик.